Москва, ЗИЛ небоскреб Asymptote

Тема в разделе "Москва", создана пользователем UrbanAdmin, 2 Март 2017.

  1. UrbanAdmin

    UrbanAdmin Administrator

    Знаковый 39-этажный небоскреб Asymptote на территории ЗИЛ (квартал «Зиларт») будет построен по адресу Автозаводская ул., 23. Проект разработан нью-йоркским архитектурным бюро «Asymptote». С российской стороны участие в проекте принимает бюро «СПиЧ».

    39-этажный небоскреб на ЗИЛе 1.jpg
    Небоскреб Asymptote на ЗИЛе имеет высоту 150 метров и состоит из двух секций, перепад этажности между которыми составляет 14 этажей. Секции расположены на общем стилобате, разделенном пешеходной зоной на уровне земли на два самостоятельных объема.

    39-этажный небоскреб на ЗИЛе 2.jpg

    В стилобате размещаются торговые, общественные и офисные помещения со входами по периметру. Основные входные группы ориентированы на пешеходный бульвар. Входы в жилую часть осуществляются с улицы через лобби, в каждом из которых также предусмотрена рецепция с пунктом входного контроля. Все входы и в коммерческую, и в жилую части спроектированы без порогов. Квартиры будут повышенной комфортности, от студий до двухуровневых и пятикомнатных.

    39-этажный небоскреб на ЗИЛе.jpg

    Небоскреб Asymptote на ЗИЛе имеет переменную этажность 2-25-39. Фасад здания будет полностью стеклянным, со сложной кристаллической структурой и массой граненых поверхностей, придающих башне сложный скульптурный силуэт – по замыслу авторов, в духе промышленной эстетики конструктивизима. Архитектурная концепция небоскреба станет высотной доминантой всего квартала «Зиларт».

    39-этажный небоскреб на ЗИЛе 3.jpg

    Небоскреб Asymptote расположен рядом с другим, также уже утверждённым в Москомархитектуре 20-этажным многофункциональным жилым комплексом, проект которого разработан бюро «Проект Меганом» на основе концепции голландских архитекторов «Neutelings Riedijk».

    Фото: Пресс-служба Москомархитектуры
    Источник сайт Москомархитектуры
     
  2. Дополните тему Расскажите о проектах в вашем городе

  3. UrbanAdmin

    UrbanAdmin Administrator

    Хани Рашид – о своем абстрактном московском небоскребе

    Глава бюро Asymptote, архитектор с мировым именем Хани Рашид спроектировал на центральном бульваре реконструируемого ЗИЛа высотную доминанту. Эта башня будет своего рода пропилеями в общественно-развлекательную зону нового района. Как преломилась тема машинной индустрии в образе этого необычного здания, Хани Рашид рассказал порталу Архсовет Москвы.

    Asymptote архитектор Хани Рашид.jpg

    Архсовет Москвы: Начнем с того, что Ваше здание — гораздо более сложный образ, по сравнению с традиционными небоскребами. Откуда родилась эта идея?

    Hani Rashid: Да, мы рассчитывали создать высотное здание, которое отличается от типичного небоскреба, покрытого плоским стеклом. Большинство из них создается на базе одной и той же концепции, поэтому и дизайн у них схожий. Для мня в этом проекте были важны две вещи: с одной стороны, я хотел, чтобы сама по себе эта архитектура ощущалась как орнаментальная, в ней должна чувствоваться какая-то красота и увлекательность, которые выделят это здание из других высоток. С другой стороны, это добавление дополнительного кубического объема внутрь пространства здания, удваивающего его выразительные свойства. В этом решении я вдохновлялся видом, открывающимся из окон моего офиса в Нью-Йорке на все эти небоскребы и их историю, разворачивающуюся передо мной. Поэтому, когда я приехал в Москву, я думал о том, как построить здание, отличное от того, что я видел, и понял, что если построить два или три здания, связанных в одном пространстве, вместе они будут более интересными. Это создаст контраст одной архитектурной формы, расположенной над другой.
    Архсовет Москвы: А какая функция расположилась в этом висящем кубе?

    Hani Rashid: На данный момент это полностью жилая функция, но там есть разные типы квартир: в самом кубе, в зоне «фасеточных» окон, рядом с проходной частью здания. Поскольку проходная часть включает в себя также что-то типа подвесного парка, людям, которые живут над ним и над этой проходной зоной, открывается совершенно другая панорама. Также это пустое пространство посередине здания имеет большое значение, поскольку оно визуально разбивает впечатление от массивности высотки.

    Архсовет Москвы: Вообще, небоскреб — это такая интернациональная история. Чем этот московский небоскреб, строящийся в контексте ЗИЛа, отражает гений места?

    Hani Rashid: Если вы посмотрите на него, вы сразу поймете, что это промышленный объект. С самого начала, когда я приехал в Москву и посетил площадку ЗИЛа, меня вдохновило, что это были целиком и полностью заводские здания, обладающие невероятной силой, так что в некотором роде это стало большим высказыванием на тему механистического происхождения всех вещей и объектов. Эта высотка не смогла бы быть построена больше нигде в мире. Идея заключалась в том, чтобы она выглядела как некое устройство, некая машина.Так что, это «машинная» эстетика, но опасность заключалась в том, чтобы не делать из нее эстетику в стиле «хай-тек» и романтизировать машину.
    Я раз десять пересмотрел фильм «Человек с киноаппаратом» Дзиги Вертова в Нью-Йорке в поисках вдохновения для этого проекта в России. В фильме Вертова есть прекрасные кадры, на которых показаны разного рода дрели, штамповка объектов, производство и воспроизводство вещей. Для меня это удивительный опыт — работать на этом заводе. Как я себе представляю, Вертов должен был снимать где-то здесь, хотя даже если он делал это и не на ЗИЛе, все же это был один из самых больших заводов в СССР.... Для меня идея здания, хотя я и не говорил о ней в своей презентации, поскольку, в общем-то, не придаю этому большого значения, заключается в том, что это прекрасное, элегантное, утонченное и выверенное здание-машина.
    Я очень верю в современную абстракцию в искусстве и архитектуре — привнести математику и элегантность в объект — вот где настоящая задача. Так что, да, это математическая поэма об истории ЗИЛа. Вообще-то на самом деле вы задали мне правильный вопрос. Поскольку это то, к чему действительно все сводится в этом проекте.

    Архсовет Москвы: Уточняющий маленький вопрос: могу ли я сравнить эту «машинную эстетику», которую вкладывают в этот проект, с проектами начала XX-го века, с проектами авангарда?

    Hani Rashid: Я задавал себе этот вопрос, когда начал работу и над музеем (музейный центр "Эрмитаж-Москва — ред.), и над башней. Я многому научился у русского конструктивизма, начиная с тех времен, когда проходил обучение в магистратуре. И всегда считал, что когда вы приезжаете и работаете в России, все, что вы хотите делать — это такой идеализированный конструктивизм. Но вопрос, который я себе задаю, заключается в том, что именно идеализирует этот конструктивизм. Я считаю, в свое время он представлял в идеалистическом духе эпоху машин, вычленяя в чистом виде эту эстетику, эти выдающиеся крупные горизонтальные формы, которые будут сохранены для будущего. Так что вернуться для меня ко всему этому означало, так сказать, использовать красоту и силу конструктивистской модели и снова привнести их в современную архитектуру, но не делать из этого главной темы здания.

    То, чего я не хотел, так это того, чтобы здания выглядели в стиле конструктивизма, но, как ни крути, это их происхождение, ДНК, история, ведь конструктивизм подразумевал художественное отражение истории России и вписывал ее в культурном плане в историю модернизма. Так что я хотел найти способ продолжить эту историю. Думаю, что таким людям, как Эль Лисицкий или Густав Клуцис, это здание бы очень понравилось. Поскольку каких-то сто лет назад они мечтали о возможности создания таких зданий, как это, но они не могли их построить. Но они знали, что будет такая возможность. Так что я считаю важным рассматривать эти здания как некую отсылку и проявление уважения к искусству и истории конструктивизма.
    Источник сайт Архсовет Москвы
     
  1. UrbanAdmin
  2. UrbanAdmin
  3. UrbanAdmin
  4. UrbanAdmin
  5. UrbanAdmin